Александр Марлинский
БИБЛИОТЕКА ПОЭЗИИ    
Стихотворения
«Еще ко гробу шаг...»
Михаил Тверской
Череп
Стихотворения 1814 г.
Подражание первой сатире Буало
Стихотворения 1818 г.
«Близ стана юноша прекрасный...»
К Креницину
Стихотворения 1824 г.
Эпиграмма на Жуковского
Стихотворения 1828 г.
Алине
Ей
Зюлейка
С персидского
Стихотворения 1829 г.
В день именин (Невольный гость...)
Дождь
Е. И. Б[...]ной (Зачем меня в тяжелом сне...)
К облаку
Лиде
Муравьеву-Апостолу (Ты взора не сводил...)
Оживление
Осень
Пресыщение
Разлука
Сон
Тост
Финляндия
Часы
Шебутуй
Стихотворения 1830 г.
Отрывок (Вечерел в венце багряном...)
Стихотворения 1831 г.
Ответ (Литература наша — сетка...)
Поэтам архипелага нелепостей в море пустозвучия
Приписка к богатому надгробию...
Эпиграммы
Стихотворения 1832 г.
Д. В. Давыдову (Любуюсь я твоим конем...)
Стихотворения 1834 г.
«Я за морем синим, за синею далью...»
Стихотворения 1835 г.
Забудь, забудь
Стихотворения 1837 г.
Адлерская песня

Бестужев Александр Александрович (Марлинский)

Бестужев Александр Александрович (псевдоним Марлинский; 23 октября (3 ноября) 1797, Санкт-Петербург — 7 (19) июня 1837, форт Святого Духа, ныне микрорайон Адлер города Сочи) — русский писатель, критик, публицист; декабрист.

Писатель-декабрист Александр Александрович Бестужев (1797-1837), известный в литературном мире как Марлинский, родился в семье обедневших знатных дворян. Его отец Александр Федосеевич Бестужев в соавторстве с И.П. Пниным был создателем «Санкт-Петербургского журнала» и составителем «Опыта военного воспитания относительно благородного юношества» (1798). Обучение Александр Александрович проходил в Горном корпусе, а после был зачислен в драгунский полк, располагающийся в Марли под Петергофом. Именно от названия этого места в дальнейшем и произошел его псевдоним Марлинский.

Литературную деятельность Бестужев-Марлинский начал в 1819 году, когда он выступил на публике со стихотворениями и короткими рассказами, которые печатались в «Сыне Отечества» и «Соревнователе просвещения». Спустя год он становится членом петербургского Общества любителей российской словесности. В 1821 году отдельной книжкой была напечатана его «Поездка в Ревель».

В конце 1822 года состоялось сближение Бестужева-Марлинкого с Рылеевым, который оказал огромное идейное воздействие на Александра Бестужева. Вместе они издавали литературный альманах «Полярная звезда» (1823, 1824 и 1825 гг.). Их совместное творение пользовалось огромной популярностью, было встречено общим сочувствием. Вокруг этих двух молодых, одаренных и уже любимых публикой редакторов собрались все родоначальники нашей литературы того времени, среди которых был и Пушкин. Он вел оживленную переписку с Бестужевым по литературным вопросам и посылал ему свои стихи, будучи в Одессе, а позднее в своей псковской деревне. В «Полярной звезде» Бестужев выступает двояко: с одной стороны он - романист («Замок Нейгаузен», «Роман в семи письмах», «Ревельский турнир», «Изменник»), а с другой – критик. Оживленную полемику вызвали его образы старой и современной изящной литературы и журналистики.

Кроме того, именно Бестужев был автором «Взглядов на русскую словесность», также вошедших в альманах, критических обзоров, которые имели огромное значение в становлении русского романтизма и в целом в развитии русской критики. Это было как раз то время, когда в нашей литературе был поставлен вопрос о форме и содержании художественного творчества (т.е. о «классицизме» и «романтизме»), что во многом было заслугой произведений Пушкина, вслед за которым все молодые и свежие литературные силы приняли сторону нового направления, окрещенного «романтизмом». Оно проповедовало свободу художественного вдохновения, независимость от установленных литературных авторитетов в плане не только содержания поэтических творений, но и в способах его обработки. Горячим защитником нового направления в литературе был и Александр Александрович Бестужев.

Его жесткая критика и резкие, остроумные нападения были обращены на сторонников псевдоклассицизма. Бестужев пытался доказать им, что век этого направления, как и время пудреных париков, породивших его, остались далеко позади, а литературные староверы только загромождают путь свободного развития дарований. В основе критики Бестужева лежало отрицание классических правил и приемов и требование полной свободы поэтического творчества. В ряду своих идеалов он видел, в первую очередь, Байрона, а также Шекспира, Шиллера и позднее Виктора Гюго.

Хотя критические статьи Бестужева и не отличались глубиной взгляда, но они производили очень сильное впечатление, благодаря своей пылкости, живости и неординарности. Вслед за его творениями рождались более или менее оживленные дискуссии, обмены мнениями. Статьи Бестужева всегда читались и обсуждались, пробуждая в нашей литературе критическую мысль. А ведь в то время русская литературная критика только еще зарождалась. Заслуга Бестужева перед русской литературой и образованием русского общества была отмечена и Белинским, который заявил, что Александр Александрович – первый, кто сказал в русской литературе много нового. Таким образом, критика конца 20-х годов во многом совпадала с позицией литературных обозрений «Полярной звезды».

Благодаря таким своим произведениям Бестужев-Марлинский быстро завоевал огромную известность и широкую популярность среди читающих масс. Появления его новых повестей ждали с нетерпением, они быстро передавались из рук в руки, с жадностью дочитывались до последней строки. Если в журнале присутствовало произведение Бестужева, то он вмиг становился общим достоянием. Его повесть, таким образом, становилась самой надежной приманкой для подписчиков и для тех, кто покупал альманахи. Сочинения Бестужева мигом раскупались и не только зачитывались, но и даже заучивались наизусть. В 30-х годах Марлинского стали называть «Пушкиным прозы». Его считали первоклассным гением, не имеющим в литературе себе равных. Причина всего этого заключалась в том, что Марлинский – первый русский романист, который изобразил жизнь нашего народа того времени, описал в своих творениях обычных русских людей и истинно русскую природу. Однако он не просто рассказывал о них, а делал это эффектно, выражаясь, чрезвычайно цветистым языком, полным изысканных сравнений и риторических прикрас. Все это отличало творчество Марлинского от других, ведь было совершенной новостью в нашей тогдашней литературе. Кроме того, впечатление еще более усиливалось оттого, что русская публика ничего лучшего еще и не читала (повести Гоголя и Пушкина вышли позднее).

Стиль и характер Марлинского сильно повлияли и на нашу изящную литературу. Его манера и отличительные особенности письма нашли отражение в повестях Пушкина, к примеру, в «Выстреле», а также в «Герое нашего времени» и драмах Лермонтова.

В 1824 году Рылеев ввел Бестужева в «Северное общество», где он занял достаточно умеренную позицию сторонника конституционной монархии. Рылеев и Оболенский, как признался сам Бестужев, называли его фанфароном и не единожды говорили, что «за флигель-адъютантский эксельбант я готов отдать все конституции».

Во время восстания 14 декабря Бестужев находился на Сенатской площади. После того как оно было разгромлено, он добровольно сдался в руки Николая I. Официозные оценки отмечают, что Бестужев раскаялся и сделал чистосердечное признание, после чего в течение года был заключен в форте «Слава», расположенном в Финляндии. В период с 1827 по 1829 года Бестужев находился в ссылке в Якутске, а в 1829 году подал прошение и был переведен в действующую армию на Кавказ солдатом. Там он принимал участие во многих сражениях, а в 1835 году его удостоили чина унтер-офицера и вручили георгиевский крест. Позднее Бестужев был произведен и в прапорщики.

Александр Александрович Бестужев погиб в 1837 году, в стычке с горцами, произошедшей в лесу, на мысе Адлер. Его тело не было найдено.





Мне дивные пророчества роптали! 00:01